Самый большой праздник для нас — похороны: деревни, которые исчезают

По статистике, за время независимости, с карты Украины исчезло 641 село. По воспоминаниям, 80% моих сверстников проводили летние каникулы в селах. Что же сейчас случилось с населенными пунктами. Как живут люди в отдаленных селах? Узнавала корреспондент «Полтавской Хвыли».

Село Тагамлицкое. Расположено в Карловском районе. Расстояние до Полтавы — 43 км. Расстояние до Карловки — 11 км. Количество жителей — 170. Молодежь можно считать на пальцах. Для того, чтобы дойти до первой автобусной остановки — стоит преодолеть 3 километра. Здесь нет школы, клуба, сельсовета, супермаркетов, автовокзала. Массово сюда приезжают только на проводы. Местные, которые уехали.

В селе только один магазин, детская площадка и пруд. А еще люди, которые по два-три человека живут на одной улице.

poltavska-khvilia_xcwi/KhKMiEznR.jpeg

Машина времени

В начале ХХ века здесь был имение помещиков. Называлось «Дубки». Живописная природа, пруды, к которым ехали господа, чтобы устроить себе купальни. И много лошадей, которые так любил тамошний владелец.

В 1917 году к власти пришли советы. Все существующее разнесли — бросились строить деревню. Ведь почва здесь был очень хороший. Мечта агрария. Так, с нескольких домов, каждый год село разрасталось (в 1936 году в селе было два общежития, в каждой комнате которого жило по 8 человек и два дома, которые вмещали 12 семей). Назвали его Тагамлицкое, в честь реки, протекавшей рядом. Однако местные до сих пор называют его Тагамлык. А указатель, кстати, установили после 2000-х. До этого был только поворот, о котором знали местные.

poltavska-khvilia_xcwi/pkA5iPz7g.jpeg

С 1946 началось массовоя развитие села. Так, из двух улиц село разрослось до 10-ти. Уже ближе к 1980 построили три двухэтажки. Людям не хватало жилья. Не успевали строить. Молодые пары жили с родителями, потому что некуда было идти. В 1984 село оказалось на первом месте по Украине среди сельскохозяйственных колхозов.

А уже в 90-х начало засыпать.

Сегодня

История 1. Степанович

poltavska-khvilia_xcwi/c8W1mEk7R.jpeg

Исчезает наше село. Я помню как приехал сюда. Меня управляющим назначили. Жизнь кипела. В коровнике 1000 голов скота жило. А сейчас ... Самый большой праздник для нас — похороны. Хоть видим, кто еще жив остался. А то бывает сидишь на улице, то за день никто не пройдет. Даже в магазин. А кому здесь ходить? Нет людей. На нашей улице в двух домах живут. На соседней — три человека. Семья из двух и тетя Валя. Все. А другой улице и нет уже. В прошлом году умерли последние, кто там жил. Там уже все рухнуло. Одни сорняки.

poltavska-khvilia_xcwi/PzfxiEk7g.jpeg

Едут все. Работы нет. Чего здесь оставаться. Мы с женой на пенсию живем. И хозяйство держим: куры, гуси, утки. Еще огород. Сын корову держать запрещает. Сердится. Говорит, что здоровье уже не то. И оно так и есть. Мы молоко покупаем. Всю жизнь корову держали, а теперь — тютю.

poltavska-khvilia_xcwi/2qPamPk7R.jpeg

К нам сейчас молоковоз ездит два раза в неделю. То люди молоко сдают. Семь гривен за литр. Вот и все заработки. Но у нас и на базар в Карловку ездить можно. Хоть каждый день, кроме понедельника. У нас здесь человек живет. У него микроавтобус. То он как людей набирает, берет с них 60 гривен в обе стороны. А там до той Карловка 11 километров. Эх, а что делать? Дорого, а ехать надо.

История 2. тетя Таня

poltavska-khvilia_xcwi/349fiPk7R.jpeg

Дети к нам приезжают. Сын в Карловке, внучка в Полтаве работает. Мы здесь не работаем. Еще и здоровье работать есть, но нет работы. Я сейчас огород сажу. У меня там все есть — и зелень, и огурцы с кабачками уже свои. Еще выращиваю баклажаны и спаржу. Ну и а что же — кто работает, тот и имеет.

Зимой мы почти никуда не ходим. Спит село. Ни огородов, ничего. И людей не видно. Поэтому зимой мы чаи пьем. Но не покупные. Я все лето травы собираю — мелиссу, ромашку, мяту, чабрец, веточки малины, шиповник. Такого в магазине не купишь.

poltavska-khvilia_xcwi/9SJEiPknR.jpeg

Земля у нас есть. Она и кормит. Многие в аренду фермерам ее сдают. Мы раньше тоже деньги за паи получали, а сейчас не хотим. Сами на земле справляемся. Пока силы есть — пока и хозяйничать будем. Слышали, что землю теперь продавать с 1 июля можно. Так кто и продаст. Кому деньги нужны.

poltavska-khvilia_xcwi/_GMumEknR.jpeg

Молодежы у нас тут почти нет. Ну а чего им здесь? Работы нет. На что жить? Поехали на заработки. А те кто остались — бездельничают. Дети есть. Но совсем немного. На нашем крае пятеро. Все школьники. Их автобус в соседнее село в школу возит. В прошлом году в первый класс пошло двое. Вот так и учатся.

История 3. Нина

poltavska-khvilia_xcwi/And9mPznR.jpeg

Я коренная жительница. Родилась в 1943 году. Мы тогда жили в общежитии. Его называли сталинградским. Там жили матери-одиночки и те, чьи мужья не вернулись с войны. Я всю жизнь здесь прожила. Ездила только в Карловку и Полтаву, потому что дети у меня там. Больше нигде не бывала (плачет).

poltavska-khvilia_xcwi/n5CrmEzng.jpeg

А когда было ездить? Постоянно работала. И свеклу полола, по 5 гектаров, и на телятнике работала. Сейчас уже огород нет. Внук у меня хороший. В армии отслужил. В доме вода есть. Ранее ни у кого не было. Колонка одна на улицу стояла. А потом воду провели. Сами за трубу платили, за подключение. И сейчас за эту трубу платим государству. Ну а что же — сами поставили, сами и платим.

poltavska-khvilia_xcwi/k5k3mPkng.jpeg

В магазине у нас все есть. Мне всего хватает. Субсидия есть. Дети в гости приезжают. На улице нас двое живет. А раньше такое движение было. Постоянно кто-то проходил мимо дома, или велосипедом ехал. Да что там, уже не будет того. Изживает свое деревня. Куда возвращаться? Что здесь можно делать? Вот остались старики и все.

poltavska-khvilia_xcwi/Crz6mEk7R.jpeg

Медпункт у нас есть. Там фельдшер хорошая. Бывает иногда не приезжает, если автобуса нет рейсового или погода плохая. Ну а давление мы и сами можем себе померять. Уже у всех аппараты есть. А ежели что-то критическое в Карловку в скорую звоним.

Магазин

В магазине продавщица, которая до сих пор пользуется счетами и товар на любой вкус и кошелек. Самая дорогая колбаса здесь стоит 138 грн за килограмм, самая дешевая — 28 гривен за палочку. Самые дорогие конфеты — 167 грн.

poltavska-khvilia_xcwi/em1gWPz7R.jpeg

— Что вы приехали снимать в нашу глушь? — спрашивают местные.

— Вас и село.

— Да, нет уже села. Доживает. Кого здесь снимать? Дома, которые разваливаются?

История 4. Павел

Я родился здесь. В 1969 году. Это мой дом. И сейчас, когда я сюда наведываюсь — грустно становится. Я помню как здесь все было. Вообще село начало развиваться в 50-х годах. Основное население — трудоспособные люди. Где-то с 20 до 60 лет. Были садик и начальная школа. В старшую школу нас возили на автобусе. Ездили примерно 50 человек. Само село насчитывало около 1000 жителей. Работа была. Школа, садик, контора, два магазина, клуб, фельдшерско-акушерский пункт, 4 свинарники, там около 2000 голов свиней было 7 ферм (лошади, коровы, телята, быки).

poltavska-khvilia_xcwi/ldjIWPzng.jpeg
Колишній свинарник

Помню молоковоз, который забирал молоко, он не вмещал всего надоя. То есть машины на 7 тонн не хватало. А еще ЗИЛы, комбайны, машины легковые, тракторы. Были механики и водители, которые все это обслуживали, почтальон, зоологи, агрономы.

poltavska-khvilia_xcwi/IvnDGPkng.jpeg

У нас выращивали пшеницу, кукурузу, подсолнечник, свеклу. Здесь же чернозем. Сейчас уже ничего нет. Все разобрали.

Помню, что еще в 80-х молодежь после учебы сюда возвращалась. Потому что была работа. С жильем правда была проблема. Желающих здесь жить было так много, что становились в очередь. Это сейчас село пустое. Из трех двухэтажек людей хотя бы на одну собралось. В подъезде на 6 квартир только в двух живут. Если и ехали куда — то в основном в Полтаву. И то в основном девушки, замуж вышли.

История 5. Надежда

Я сюда в 1974 приехала с Запада Украины на сезонную работу. А потом вышла замуж и осталась. Сюда вообще на сезон (полоть свеклу) приезжало около 300 человек. У нас здесь сборная деревня. Многие из тех кто приехал и остался. И с Ровенщины, и с Житомирщины, и из Ивано-Франковской области, даже из Беларуси много людей приезжало. До войны здесь мало людей жило. А уже после начали люди ехать, потому что работа была. 70% людей — это не коренные. Те, кто остались. Поженились и здесь и осели. Работа была. В клуб ходили, дискотеки, кино. Мужчины по вечерам играли в карты и домино. У нас на улице большие столы были. Там и собирались. Очень дружны были. Через дом у каждого кумовья. И где они сейчас все — на кладбище. Почти никого не осталось. Сын у меня всю жизнь на заработках. Здесь нечего делать. Внучка подрастает. В медицинское пойдет после школы. Работу найдет. Живу с хозяйства. Пенсия маленькая, но внучку надо на ноги ставить.

Надежда долго не хотела отпускать нашу съемочную группу. Кроме вкусного обеда, которым нас накормили — мы еще и на гостинец домашних уток получили. «Приготовь и съедите, то что баба Надя дала. И приезжайте ко мне в гости просто так. Я всегда рада. Только не фотографируйте старуху. Что там на меня смотреть», — говорит и смеется. Пожалуй, то чувство юмора и помогает жить.

poltavska-khvilia_xcwi/QA3AWEk7R.jpeg

История 6. Дети

Привет, вы кто такие? Что здесь делаете? Снимаете? И нас сфоткайте для газеты. Может прославимся. А потом и в телик попадем. Нам по 12. В школу ходим. Вот табели раздали. Там только 10 и 12. Грамоты нам дают. В школе нравится. Учителя там хорошие. Нас автобус возит.

poltavska-khvilia_xcwi/vk4bWPznR.jpeg

— Ребята, а с кем вы живете? — С мамой и папой. — А где они работают? — Мама с нами дома, а папа под Полтавой деньги зарабатывает.

Нас здесь пятеро. Девочек мало. Мы все лето здесь. На пруд ходим купаться, рыбу ловим, лазим по заброшенным домам. Хотите на крышу свинарника залезем, а вы нас там еще сфоткаете? (Мы отказались). Еще мы ужей ловим. Они такие классные. Их здесь полно. Мы ничего не боимся.

poltavska-khvilia_xcwi/VZCBZPkng.jpeg

— А вам не говорили, что с незнакомыми говорить опасно? — Мы не ссим, мы смелые, — говорят они нам. — Ребята, а где вы еще бывали. — Я на море ездил, — отвечает один. Двое — молчат. — А у вас есть мечта? Кем вы хотите стать после школы. — Я программистом, — говорит один и пожимает плечами, — но еще школу нада закончить. То еще рано об этом думать.

Ребята машут нам рукой, а мы отправляемся домой. Отправляемся с историями людей, о которых, возможно, никто больше не узнает. Отправляемся со знаниями о селе, которое, скорее всего, через 50 лет никто не вспомнит. Ну разве что коренные, которые уехали и мы с вами, дорогие наши читатели.

poltavska-khvilia_xcwi/gxcUWPz7R.jpeg
Катерина Ткаченко

Еще с рубрики: "Лонгрид"

Последние публикации

Обсуждение

Написать комментарий